Мария Салий
Дома трампарка
Домами Трампарка называют три жилых дома на улице Астраханской — 118 А, Б, В, первоначально не имевшие никакого отношения к трампарку, кроме места расположения. Этот уникальный ансамбль, был первым опытом внутриквартальной многоэтажной жилой застройки в послереволюционное время и одним из первых подобных ансамблей в истории Саратова.

К сожалению, не одно поколение саратовцев приложило руку к уничтожению первоначального замысла архитектора. Но и в наше время здания вызывают интерес и могли бы стать интересным экскурсионным объектом.
Часть 1
Предыстория. Проекты
Строительство дома связи на улице Ленина, "Фотографии старого Саратова"
С 1918 до 1926 г. в Саратове не строили каменные жилые дома. Жилищная проблема решалась путём ремонта старых квартир и переоборудования нежилых помещений в жилые.

В 1924 — 1926 гг. строительные кооперативы железнодорожников, в 1926 объединившиеся в один с названием «Новая звезда», строили небольшие посёлки из двухквартирных деревянных рубленых домов. Начало строительству многоэтажных каменных жилых домов летом 1926 г. положила закладка фундамента «для трехэтажного дома рабоч. строительного кооперат. т-ва „Связь" (по Ленинской улице, близ Ильинской)», известного как дом связи.

В это же время саратовский губкоммунотдел решает осуществить ещё более крупное строительство. И предлагает для обсуждения проект первого типового коммунального дома, разработанный инженером Александром Маврикиевичем Старкметом.
Александр Маврикиевич Старкмет
Архитектор
Родился в 1887 году в Одессе. Из семьи крупного государственного служащего. Начальное образование получил в Вене, в реальном училище учился в Варшаве. Окончил строительное отделение Высшего технического училища в Вене. Специальность — инженер-строитель.

В Саратове по его проектам были построены: административно-хозяйственные и лабораторные корпуса института «Микроб»; здание Госцирка (1930); жилой дом по ул. Астраханской (1927) и некоторые другие объекты. В 1963 году вышел его путеводитель по Саратову.

Умер в 1973 году в Саратове, похоронен на Воскресенском кладбище.
Дом каменный, трехэтажный с водопроводом, канализацией, центральным отоплением и электрическим освещением и с общими, для каждых шести квартир, прачечными и ванными комнатами.
В доме 30 квартир, из коих каждая состоит из трех комнат, кухни, передней и ватерклозета.
При каждой квартире предусмотрены в нишах стены два шкафа для белья, платья и т. п.
Построечная стоимость одной квартиры около 6000 рублей
А.М. Старкмет, К новому жилищному строительству // Саратовские известия. 1926. 14 сентября.
Планировка Старкмета
Проект, составленный Старкметом, сильно отличался от типового коммунального здания «Моссовета». В московской практике была принята четырёхквартирная ячейка (лестничная площадка) с односторонним освещением квартир.

По внутренней планировке саратовский коммунальный дом должен был состоять в основном из двухквартирных секций «сквозного проветривания», то есть по две квартиры на лестничной площадке, окна каждой из квартир выходят на две стороны.
Дом спроектирован по типу «сквозного проветривания», что обеспечивает всем квартирам хорошее проветривание и достаточное солнечное освещение при любом направлении фасада здания.

Каждая из трех комнат имеет отдельный ход из «передней», что в условиях нашего жилищного кризиса позволит пользоваться одной небольшой квартирой двум и даже трем семьям, не беспокоя друг друга
А.М. Старкмет, К новому жилищному строительству // Саратовские известия. 1926. 14 сентября.

При одинаковой площади квартир (44 кв. м.), высоте помещений (2, 90 м) и толщине межэтажных перекрытий квадратный метр в саратовском доме за счёт удачной планировки обходился дешевле, чем в типовом доме «Моссовета».

Следует отметить, что подобная жилищная планировка была введена в практику московского жилищного строительства в 1927 — 1928 гг. ² ³
Также и конструктивная планировка <…> была решена по-новому: вместо продольных капитальных стен была запроектирована несущая столбовая — прогонная конструкция, по которым укладывались балки междуэтажных и чердачного перекрытий. Столбы осуществлены в железобетоне, что позволило сократить их сечение, а для прогонов и балок междуэтажных и чердачных перекрытий приняты железные двухтавровые балки №№ 30 и 22.
А.М. Старкмет, Архитектура г. Саратова за 30 лет Советской власти. Первый этап. 1917 - 1933.
Для постройки было выбрано место на Астраханской улице между Б. Казачьей и Михайловской (в настощее время улица Вавилова) в плановом квартале № 89, домовладениях №№ 62 и 64. Выбор был обусловлен рядом причин:
1
Оно больших размеров, частью в виде пустыря, частью же беспорядочно застроено ветхими домиками. Несмотря на большой размер проектируемого дома (70 метров по длине фасада), все же не потребуется уничтожения хотя бы самых плохих жилых строений. При осуществлении дальнейшей застройки этого же участка подобным же домом потребуется снос или перенос лишь нескольких ветхих домиков.
2
Оно близко к главным трамвайным линиям.
3
Вблизи участка ныне прокладывается магистраль городской канализации и имеется достаточная водопровода магистраль.
4
Оно близко к школам, театру, цирку, базару, Крытому рынку и к ряду крупных заводов и предприятий
5
На месте имеются пустующие складочные помещения и большая свободная территория, что значительно облегчит организацию работ. Все эти обстоятельства дают этому месту преимущество перед рядом других, тоже вполне пригодных мест ¹
Отношение к новому дому было неоднозначным. П. Листков, принявший участие в обсуждении проекта на страницах областной газеты, указал на отсутствие в нём «учета новых бытовых условий»:
Жилище организует быт и, следовательно, сознание трудящихся.
Имеющиеся у нас дома, без общественных столовых, кухонь, прачечных, ясель и т. д., в которых каждый жилец сам варит, моет, стирает, готовит и т. д., не только являются тормозом на пути к раскрепощению женщины, но и вырабатывают до мозга костей мещанскую собственническую идеологию. В новом, капитальном строительстве мы должны от этого резко и бесповоротно отойти.

Перейдем к постройке предлагаемого дома. Дом в 30 квартир. Квартира имеет 3 комнаты, кухню, переднюю и т. д. Дом со всеми удобствами и общими для 6 квартир прачечной и ванной. Каждая из 3 комнат имеет отдельный ход из передней, последнее обстоятельство, по выражению тов. Старкмет, „сглаживает имеющийся жилищный кризис“. Все как будто на своем месте, лучшего и желать не надо.

Но что это даст в перспективу? Ведь проектируемый дом есть капитальное сооружение, рассчитанное на долговечность (100 лет не менее), а не временная постройка, которая сглаживает жилищный кризис и только, Исходя из этого, следует и вопрос ставить глубже. Здесь вот перед специалистами-строителями и должен стать в своей полноте вопрос о бытовых условиях.
Если будем строить прачечную на 6 кв., то почему не построить общую кухню, столовую и т. д. Ведь проектируемая кухня также будет отнимать у хозяйки 50 проц. жизни. По нашему соображению, нужно построить кухню-распределитель.
Это будет мощный рычаг, который сумеет разрушить „иго“ проектируемой т. Старкмет кухни и сделает женщину свободной, с одной стороны, и даст питательную по качеству и вкусу хорошую, дешевую и т. д., пищу; а с другой, также следует построить общую столовую, которая не только необходима с точки зрения коллективизации, но и с точки зрения санитарии, гигиены, удобств и т. д.³
«Это будет мощный рычаг, который сумеет разрушить „иго“ проектируемой т. Старкмет кухни и сделает женщину свободной»
Обсуждение продолжилось на специальном заседании губкоммунотдела, посвящённом строительству нового коммунального дома в Саратове. Заведующий техбюро УМИ Старкмет сделал доклад о выборе места и типе проектируемого коммунального дома. Старкмет указал несколько мест, где могло быть построено по три больших коммунальных дома на 30 квартир каждый. Утверждение места строительства было отложено до осмотра других пустующих мест в рабочих районах города. В результате было принято следующее решение:
Совещание признало необходимым строить квартиры с простой отделкой, но вполне гигиенические. Каждая квартира должна быть рассчитана на семью от 4 до 6 человек, при средней норме в 8 кв. метров на человека. При каждой квартире должна быть: кухня с русской печью, чулан и теплая уборная. Отопление — центральное, водяное, прачечная -общая на несколько. квартир. Желательна общая ванна с душами. Высота жилых комнат — в 2,90 метpa. В каждом доме должно быть 10 квартир в 2 комнаты и 20 — в 3. К постройке нового коммунального дома будет приступлено в новом строительном сезоне. Постройка дома обойдется в 200.000 рублей.
Какой дом строить? (Междуведомственное совещание в губкоммунотделе) // Саратовские известия. 1926. 19 октября.
Впоследствии было решено строить три коммунальных дома на Астраханской улице, причём это «была первая попытка ансамблевой застройки довольно крупного внутриквартального участка»².
Так описывал этот ансамбль архитектор А. М. Старкмет:
Генеральный план решен путем систематического расположения по обе стороны от центральной композиционной оси застройки двух тождественных трехэтажных четырехсекционных домов ∟-образной конфигурации. Внутреннее же пространство участка замыкается рассекаемым этой осью фронтальным четырехсекционным жилым домом той же этажности, образующим совместно о боковыми домами глубоко вдающийся «курдонер». При этом все парадные входы жилах секций, кроме фасадных, ориентированы в сторону «курдонера».

Четкое горизонтальное членение цокольного и первого этажей, достигнутое благодаря вынесения наружу уступов, созданных переменной конструктивной толщиной стен, легкие выступы гладкого фриза над оконными проемами третьего этажа, а также лопаткообразных простенков II и III этажей и рельефный, умеренно вынесенный карниз с модульонами создают при общей глади расшитых белых кирпичных стен довольно богатую и глубокую светотень — гладкие же уступчатые фронтоны по осям лестничных клеток подчеркивают секционный характер этих жилых домов. ²
Строительство, как и намечалось, было начато в 1927 г.

Часть 2
«Здание растет»
По строительной программе саратовского горкоммунотдела в 1927 — 1928 гг. на улице Астраханской между Б. Казачьей и Михайловской предполагали построить небольшой ансамбль из трёх трёхэтажных домов на 30 квартир каждый. Строительство оценивалось в 300 000 рублей. Но к началу строительного сезона 1927 г. было получено только 100 000, ещё столько же должны были перечислить позже. Поэтому ГорКО решил строить только два корпуса: задний и правый боковой (современные адреса — Астраханская, 118 А и Б) — по мере поступления средств.
Следует отметить, что все строительство, осуществленное в гор. Саратове в послереволюционный период до 1928 года включительно, проектировалось и осуществлялось в духе сохранившихся дореволюционных традиций: минимальная толщина стен принималась в 2, 5 кирпича, с утолщением на ½ кирпича для каждых двух нижележащих этажей, междуэтажные перекрытия осуществлялись из толстых бревен из расчета 2-х верш. диаметра на каждую сажень пролета с накатом из толстых горбылей и с тяжелой глиняной смазкой и засыпкой, кладка стан велась с наружных „коренных“ лесов, на которые тратилось огромное количество лесоматериалов и труда…
А.М. Старкмет, Архитектура г. Саратова за 30 лет Советской власти. Первый этап. 1917 - 1933. С. 7 - 11
Важным условием была и «двухсезонность всякого кирпичного строительства с обязательным „вымораживанием" сложенных за летний период стен» ².
Стройка в 1927 году. Саратовские известия. 19 июля 1927
В 1927 г. — 1928 гг. ощущалась нехватка не только денежных средств, но и стройматериалов, поэтому для строительства использовался кирпич, полученный при разборке разрушенных зданий. На постройку первого дома пошёл кирпич от сгоревших «б. театра на месте Очкина и б. Гостиного двора». Снаружи первый этаж планировали оштукатурить, второй — облицевать силикатным кирпичом. К середине июля 1927 г. в половине здания заканчивалась достройка первого этажа, в другой части здания был закончен полуподвал.
Приступить к строительству второго дома планировали в начале августа.
На Астраханской улице издали видны деревянные стойки, торчащие ввысь, как свечи… Это — леса вновь строящегося дома горкоммунотдела.
Как войдешь на площадь постройки (12.250 кв. метров), в глаза бросается людской муравейник (150 чел. рабочих). Вот рабочие взбираются вверх по лесам с кирпичом на козлах или с половьем на носилках…
— Раз-два-три! — раздается дружная команда, и 18−20 человек тянут вверх железную тридцатипудовую балку.
Мелькают женщины с лейками, — поливают кирпич; несколько женщин несут на плечах широкие, длинные доски. С другой стороны постройки слышится уханье «Дубинушки»… Это рабочие поднимают стойки для площадок.
Укрытые от палящих лучей солнца плотники вяжут колоды для дверей; кузнецы куют скобы и связи.
Всюду груды кирпича, песка, дерева… Здание растет.
ГорКО заканчивает постройку 2 домов на Астраханской ул // Саратовские известия. 1928. 29 мая
На стенах пестрят крупными буквами правила о мерах безопасности при производстве работ, кодекс законов о труде, портреты вождей революции и т. п.
Для рабочих были созданы хорошие условия: большая чистая столовая, где можно получить и чайник, и чистую кружку. «На стенах пестрят крупными буквами правила о мерах безопасности при производстве работ, кодекс законов о труде, портреты вождей революции и т. п.»

Здесь же в случае необходимости могли оказать первую помощь.
В столовой находилось 5 баков с чистой кипячёной водой, кипячёную воду в вёдрах приносили рабочим и на стройплощадку. Не забыли и про умывальники с мылом и чистыми полотенцами. На лесах оборудовали курительную комнату с обитым железом и засыпанным песком полом.

К началу строительного сезона 1928 г. средства на достройку и отделку двух домов ГорКО были выделены, все материалы, кроме олифы, имелись на складах. В случае нехватки олифы предполагали получить минеральную олифу из Воронежа. Центральное отопление для домов, заказанное в Москве, было готово к установке. Для установки котлов для всех трёх домов было предусмотрено специальное котельное помещение в заднем корпусе.

Но на стене одного из домов появились трещины. В ходе экспедиции 5 января 2018 г. предположительно установлено, что это был дом № 118 Б.
Обследованием фундамента было установлено в центре одного из домов, что фундамент лежит на срубе от выгребной ямы
12 июня 1928 г. комиссия из членов горсовета и управление строительного контроля обследовали дом. «Появление трещин было вызвано постройкой фундамента на слое перегноя. Обследованием фундамента было установлено в центре одного из домов, что фундамент лежит на срубе от выгребной ямы».

О результатах обследования сообщили на заседании горсовета: «По мнению строительного контроля и комиссии из членов горсовета, постройка домов может продолжаться. Некоторое время трещины еще будут появляться, причем трещины не следует заделывать, а вести наблюдение за ними до наступления заморозков. Фундамент необходимо подвести под часть здания на глубину не менее 50 сантиметров, с расчетом, чтобы подошва (нижний слой) углубленного фундамента укреплялась бы на грунте».

Горсовет предложил комиссии продолжать наблюдение за постройкой.
В августе газеты сообщали, что постройка «двух новых коммунальных домов на Астраханской улице, имеющих 60 квартир», заканчивается в ближайшие дни. По решению горсовета 70% жилплощади в этих домах выделялось «для заселения рабочими от станка промышленных предприятий, преимущественно теми, которые находится в наиболее тяжелых жилищных условиях». Это были в основном рабочие заводов имени Ленина, «Универсаль» и Трампарка. 10% жилплощади по согласованию с командованием дивизией предназначалось «для заселения комсоставом РККА частей саратовского гарнизона». Оставшиеся 20% передавались в распоряжение президиума горсовета «для заселения, в связи с организацией в Саратове центра Нижне-Волжского края».

К концу строительного сезона 1928 г. дома были сданы, и люди смогли переехать в двух и трёхкомнатные квартиры с кухней и тёплой уборной.
70%

Для заселения рабочими
20%

В распоряжение президиума горсовета
10%

Для заселения комсоставом РККА
А в феврале 1929 г. было принято решение о строительстве третьего дома:
На Астраханской улице, кроме двух уже построенных домов, будет построен в этом сезоне вчерне третий дом на 30 квартир. Окончательная отделка — в будущем году.
Ремонт коммунальных домов // Поволжская правда. 1929 г. 20 февраля

Часть 3
Дом-коммуна
Строительство третьего корпуса домов горкоммунотдела положило начало уничтожению ансамбля, спроектированного А. М. Старкметом.

«…Основная композиционная идея была впоследствии, без согласия автора проекта, значительно искажена: уже после осуществления в натуре двух первых корпусов — заднего и правого бокового — был перепроектирован и осуществлен по искаженному проекту третий — левый боковой корпус…» — писал архитектор². По иронии судьбы именно этот дом оказался единственным из трёх, не изменившимся со времени постройки.

8 февраля 1929 г. «Саратовские известия» сообщали, что на Астраханской улице «будет построен в этом сезоне вчерне третий дом на 30 квартир».

Но меньше через две недели планы изменились, теперь речь шла уже о четырёхэтажном доме на 40 квартир: «На средства фонда улучшения быта рабочих коммунальных предприятий и ассигнований коммунального треста рядом с новостройками на Астраханской улице будет построен каменный четырехэтажный дом на 40 квартир для рабочих коммунального треста»¹⁰.
Как должен был выглядеть новый дом, кто и почему изменил проект?
Одновременно с постройкой третьего коммунального дома на Астарханской горкоммунотдел планировал начать более масштабное строительство: весь квартал напротив площади 1905 года предполагалось застроить четырёхэтажными домами. Эти дома получили название общежития имени Дня работницы, а впоследствии — Дома 8 Марта.

«За основу внутрипланировочного решения и внешнего оформления этих зданий был принят третий искаженный четырехэтажный корпус «Домов Трампарка» по Астраханской улице», — отмечал Старкмет, без особой теплоты характеризовавший комплекс Домов 8 Марта ².

И действительно, если сравнить третий корпус Домов Трампарка с первым и третьим корпусами Домов 8 Марта, трудно не заметить сходство. Не вызывает сомнений, что эти здания построены по одному проекту.
Но в 1929 — 1930 гг. было построено три корпуса Домов 8 Марта, и если первый и третий похожи на третий дом Трампарка, то второй корпус имеет заметное сходство с задним (фронтальным) домом ансамбля на Астраханской (в настоящее время архитектурный облик здания изменён). Оба комплекса представляют собой ансамбли из трёх зданий: одного центрального и двух боковых, но боковые корпуса ориентированы по-разному.

Вероятней всего, в 1929 г., когда было принято решение о строительстве домов-общежитий на площади 1905 года, горкоммунотдел предложил переработать проект Старкмета с учётом места расположения здания и увеличения этажности. Новый проект был разработан Г. Г. Плотниковым. В 1927 — 1930 гг. А. М. Старкмет учился экстерном на архитектурном факультете Высшего художественно-технического института в Москве и, скорей всего, не имел возможности следить за воплощением своего замысла. В связи с жилищным кризисом решено было вместо трёхэтажного корпуса строить четырёхэтажный. Горкоммунотдел не стал согласовывать вопрос с архитектором и повторно перерабатывать проект, а выбрал для строительства проект бокового корпуса Домов 8 Марта.
Все эти предположения подводят к мысли о том, что третий дом Трампарка построен по проекту А. М. Старкмета, переработанному Г. Г. Плотниковым.
"Поволжская правда", 1 марта 1930 г.
В конце 1929 г. уже высились стены нового корпуса и рабочие Трампарка мечтали в будущем году перебраться из подвалов в тёплые отдельные квартиры, когда в судьбе дома случился очередной поворот: в Саратов пришла идея борьбы за новый быт, а вслед за ней мечта о домах-коммунах.

И тут реальные и потенциальные жильцы домов на Астраханской поняли, как их жестоко обманули. «Рабочие трампарка и завода им. Ленина протестуют против строительства новых домов, которое вновь воспроизводит старый индивидуальный быт», — с таким подзаголовком в начале 1930 г. вышла статья Д. Шороховой об этой новостройке ¹¹.

Привожу статью полностью, потому что не так важны изложенные в ней факты, как дух времени, который невозможно передать в кратком изложении.
Шорохова Д. Сто квартир – сто кухонь// Поволжская правда. 1930. 1 марта
В двух новых домах по Астраханской, 118 живут рабочие завода имени Ленина, «Универсаль» и трампарка. В новых домах рабочие живут по-старому.

Если вы хотите увидеть все прелести старого быта, зайдите в первую попавшуюся квартиру этих домов. Две комнаты, кухня и теплая уборная. Здесь и стирают, и сушат белье, и готовят пищу. В довершение всего во многих квартирах протекают крыши. Дети хулиганят на лестнице. Крик, гам, ссоры. Жены рабочих занимаются пересудами или возятся с чугунками у печки. В этих домах — 60 квартир, 60 кухонь, 60 уборных. Попадешь в эти квартирки и вместе с живущими в них разделяешь справедливое негодование по адресу «строителей».

— Не жизнь, а мука, — жалуются домохозяйки.- Многие из нас малограмотные. Хоть бы одного ликвидатора к нам попутным ветром занесло. Красного уголка даже нет. Ребята без надзора, а здесь их 150. Нет ни детской комнаты, ни сада. Живем мы, как на необитаемом острове. Где-то дома-коммуны строят, где-то .общественная жизнь бьет ключом, а у нас — даже домоуправление помещается на Республиканской. Организовали санитарную комиссию, а она не знает, что делать… Так живут в новых домах. А рядом воздвигается такая же громадина — трехэтажный дом на 42 квартиры для рабочих трампарка (В статье опечатка: для того чтобы построить дополнительные 10 — 12 квартир, был добавлен четвёртый этаж — М.С.). Строится он за счет ФУБР коммунальников, по такому же принципу. 42 квартиры, 42 кухни. Кухни и уборные на солнечной стороне, а жилые комнаты — на теневой. В этой громадине также будет погребен социалистический быт. Проект этого дома утвердил президиум городского совета. «Проект? Ну ладно. Сойдет. Утверждаем».

Утверждали такой проект и рабочие-трампарковцы.

Они теперь объясняют свою оплошность тем, что им якобы никто не объяснил, что из себя будет представлять новостройка. «Сказали — дом выстроим. Ну, мы одобрили. Стройте, надоело жить в подвалах».

Ячейка и фракция завкома протестовали против строительства индивидуальных квартир, но протест — сгинул.

Так говорят трампарковцы. Что скажет в свое оправдание президиум городского совета, при содействии которого денежки из фонда по улучшению труда и быта рабочих ухлопыва-ются на строительство кухонь?

Негодующие рабочие теперь организовали две бригады из трампарковцев и представителей завода им. Ленина и домохозяек.

Обследовали строительство. Обсудили результаты проверки на совещании. Собралось 100 человек — и все в один голос заявили:

— Строить такие дома для рабочих — преступление. Мы протестуем против безобразного строительства.

Приводим постановление полностью:

«Просить президиум городского совета в самом срочном порядке проверить все проекты рабочего жилстроительства с точки зрения соответствия их требованиям нового социалистического быта и директивам партии в этой области.

Просить президиум городского совета в самом срочном порядке пересмотреть проект вновь строящегося дома для рабочих коммунальников по Астраханской улице с точки удешевления строительства путем сокращения кухонь и других служб в каждой, замены индивидуальных кухонь общими — по одной на каждом этаже. Нижний же этаж отвести под культурно-бытовые учреждения для всех трех домов, так как в двух новых домах, построенных по старому типу, нет абсолютно никакой возможности организовать общественное питание, культурно-просветительную работу и работу с детьми.

Просить президиум городского совета обязать все строительные учреждения выносить проекты жилстроительства на обсуждение широких рабочих собраний и жен рабочих».

Одних просьб мало. Пока не поздно — надо прекратить преступную трату средств и немедленно изменить проект постройки, учитывая требования рабочих.

Горсовет не выполняет партийных директив по вопросам жилстроительства. IV пленум крайкома ВКП (б) дал директиву: «Считать необходимым при дальнейшем развертывании строительства добиться решительного перелома в деле социалистического переустройства быта».

Как видим, эта директива крайкома партии президиумом горсовета не выполняется.

Центральные руководящие организации также ребром поставили вопрос о социалистическом жилищном строительстве. На совещании бытовой комиссии ЦКК-НКРКИ разработан проект постановления правительства об улучшении и коллективизации бытового обслуживания существующих и новых городов. По этому проекту при строительстве новых жилищ воспрещается строить кухни в отдельных квартирах. Кухни могут строиться не менее как на 100 чел., по возможности — по одной на дом или на группу домов. При общих кухнях могут строиться и общие столовые. Государственные органы и кооперация должны всемерно поощрять создание бытовых коллективов группами жильцов. В новых домах ясли и детсады должны устраиваться с расчетом на поголовный охват детей в возрасте до 8 лет.

Этот проект решено передать на обсуждение широких рабочих масс.

Рабочие Саратова должны будут сказать свое слово по поводу разработанного проекта.

Проекты жилищ предстоящего строительного сезона должны быть изменены. Горсовет должен выполнить требования рабочих завода имени Ленина и трампарковцев — взамен индивидуальных обывательских квартир строить бытовые коллективы. Горсовет должен возглавить это строительство".
Проект с учётом пожеланий рабочих был переработан. Теперь речь шла уже о доме-коммуне, включавшем в себя три жилых дома, причём считалось, что все три корпуса находятся в процессе строительства:
На Астраханской улице, около трампарка, строятся три жилых дома. Одно здание будет на 40 квартир, остальные здания — на 32 квартиры. Строительство не маленькое, В проектах строительства предусматривается оборудование детских площадок и комнат.

Одно здание строится без индивидуальных кухонь. Для этого здания будет выстроена кухня общего пользования.

<…>Красные уголки, библиотеки, комнаты-читальни не запроектированы ¹².
По другой версии предусматривалось строительство Дом культуры и отдыха, правда, в новом проекте, не было отведено места «для бассейна, спортивных площадок, душа, прачечной и т. д»¹³ (место для душевых и прачечных «было отведено» в первоначальном проекте, но об этом, вероятно, забыли).

К середине 1930 г. «не было приступлено» и к «обзеленению» строительства ¹⁴ ¹⁵. Впрочем, впоследствии во дворе появились зелёные насаждения и душевая кабинка, а в одном из домов — хороший красный уголок.
К октябрю 1930 г. из-за недостатка строительных материалов и плохой организации работ завершение строительства оказалось под угрозой:
Комстрой и это строительство сумел поставить в безвыходные условия. Для окончания работ не хватает несколько сотен штук половых досок, незначительное количество труб, входных и парадных дверей.

…Досок нет потому, что на них не была своевременно сделана заявка, — труб — потому, что при распределении не учли потребность строительства, — дверей — потому, что Комстрой перепутал заказы и эти двери были использованы на другие участки построек.

Из-за производственной неувязки Комстроя, дом не будет готов к сроку. Сейчас на «отделке дома» работает только 14 чел, которые к концу сезона смогут разве лишь очистить дом от строительного мусора" ¹⁶.

Однако с возникшими затруднениями удалось справиться, и к концу ноября дом на 120 больших комнат планировали заселить рабочими семьями.
В 1929 -1930 гг. был «осуществлен по искаженному проекту третий — левый боковой корпус, со внесением следующих изменений:

а) этажность этого корпуса была доведена до 4-х этажей, вместо 3-х этажей по основному проекту;

б) лестничные клетки и парадные входы в секции расположены не со стороны внутреннего проезда -„курдонера“, а со стороны служебного двора;

в) внутренняя планировка индивидуально-квартирного типа была заменена квартирами коридорной системы, что привело к некоторому увеличению габаритов здания, а вместе с тем и к нарушению симметричности планировочной схемы;

г) сокращена толщина стен на половину кирпича с уничтожением запроектированных наружных уступов, что привело к резкому обеднению рельефности здания и сокращению характерной для первых двух домов игры светотеней;

Вместе с тем в корпусе была организована собственная котельная, несмотря на наличие в заднем корпусе котельного помещения, рассчитанного на установку котлов для всех трех корпусов»

Такое искажение основного архитектурного замысла, усугубляемое невыполнением ряда запроектированных элементов благоустройства — наружной капитальной, архитектурно оформленной ограды, озеленения, тротуаров и т. п. — значительно снизило архитектурно-зрительную эффективность и нарушило организационную структуру этого небольшого архитектурного ансамбля" ²

История строительства трёх домов горкоммунотдела на Астраханской улице закончилась. Впереди их ждала долгая непростая жизнь и новые искажения архитектурного замысла.
Часть 4
Надстройка
Жизнь в новых корпусах постепенно налаживалась. Жильцы посадили деревья и цветы, был оборудован красный уголок. Но горсовет решил передать дома № 118 Трампарку, и это положило начало череде несчастий, обрушившихся на обитателей бывших домов горкоммунотдела.
Вышибались рамы из подвальных окон. Автомобили мяли многолетнюю траву и цветы, ломали деревья, любовно выращенные жильцами.

Расхищались десятки тонн угля, предназначенные для отопления домов. Из-за неопытности кочегаров, неправильно регулировавших подачу воды в батареи, в квартирах лопались трубы отопительной системы, когда чинили трубы, ломали стены и они оставлялись неотремонтированными.

Без конца менялись коменданты домов, среди них были ловкие мошенники, оценившие всю выгодность бесконтрольности своей работы, Одни из них получали и расходовали уголь без всяких документов, извлекая немалую прибыль для себя из подобных операций. Другие вместе со своим непосредственным начальником — завхозом Copокиным — устраивали пьяные оргии и дебош.

В домах был хороший красный уголок. Его закрыли, вывезли всю мебель. На дворе была прекрасная душевая кабинка. Ее вывели из строя.

Такие безобразия творились в домах № 118 по Астраханской улице.

Всё это случилось уже после того, как дома были переданы горсоветом в распоряжение Саратовского управления городских электрических железных дорог .
Б.Г. Жильцы и директор // Коммунист. 1935. 9 июля
К 1935 году положение стало критическим, терпение жильцов лопнуло, и они «подняли свой голос протеста».
Они заявили протест против вздутой платы за отопление (у некоторых, например, у Попова, Иванова, Смирнова и других стоимость отопления превышала на 80−100 процентов квартирную плату), они заявили о расхищении угля и неисправности отопительной системы, так как именно это и привело к повышению платы за отопление. Жильцы рассказывали о бесхозяйственном содержании домов
Б.Г. Жильцы и директор // Коммунист. 1935. 9 июля
На сигналы жильцов откликнулась газета «Коммунист», обвинившая руководство Трампарка в нежелании разобраться в «делах, творящихся в домах».
Казалось, что руководители управления городских электрических железных дорог, в первую очередь сам директор т. Васильев, обязаны были чутко отнестись к заявлению жильцов — рабочих трампарка.

Однако Васильев сделал все, что только мог, для того чтобы свалить с себя заботу об удовлетворении законных требований жильцов. Он потребовал от городских организаций срочного создания комиссии для проверки состояния домов, а сам оказался в стороне.

Наконец, директор заявил, что ему некогда срочно заняться домами, так как у него есть дела поважнее — десятки километров трамвайной линии.

Секретарь парткома Захаров целиком поддерживает Васильева. Недавно партком вынес решение по сигналам печати о безобразиях в домах, но оно не выполняется.

Так, чиновничье отношение к жалобам жильцов и уязвленное самолюбие директора помешали руководителям трампарка правильно разобраться в делах, творящихся в домах. Надо думать, что этим делом заинтересуются городские организации и законные требования жильцов будут удовлетворены
Б.Г. Жильцы и директор // Коммунист. 1935. 9 июля
Чем закончилась эта история, осталось неизвестным. Но, вероятно, дирекция Трампарка стала более ответственно относиться к содержанию подведомственного организации жилья. И в 1938 году решила сделать рабочим подарок — надстроить один из корпусов.

5 октября 1938 г. в «Коммунисте» была опубликована заметка «Праздничный подарок рабочим трампарка»:
В июне дирекция трампарка отпустила отделу капитального строительства 300 тысяч рублей на достройку третьего этажа одного из домов трампарка по Астраханской улице.

Стахановцы строители взяли обязательство закончить достройку этажа к 21-й годовщине Октябрьской революции. Сейчас заканчиваются отделочные работы в первых трех квартирах. К Октябрьской годовщине рабочие трампарка получат 12 новых квартир с общей площадью в 570 кв. метров.

Для премирования лучших стахановцев-строителей дирекция трампарка выделила 5 тысяч рублей.
Bob Dylan, song-songwriter
О каком доме идёт речь? Вероятно, в статье допущена ошибка: два корпуса были трёхэтажными, один — четырёхэтажным. Четырёхэтажный корпус, строившийся по переработанному проекту, никогда не надстраивался. А вот два первых корпуса впоследствии были надстроены до пяти этажей. Значит, имеется в виду один из них.
Если внимательно присмотреться к корпусу А, можно заметить, что он достраивался дважды.
В 1947 г. А. М. Старкмет писал²:
Последующая надстройка заднего корпуса четвертым этажом, также выполненная без согласования с автором основного проекта, значительно лучше разрешила, чем по 3-му корпусу, утилитарную задачу по созданию дополнительной жилой площади, и при осуществлении этой надстройки была в общем сохранена архитектура первых двух корпусов.
А.М. Старкмет
Архитектор
Следовательно, к 1947 задний корпус (А) был единственным надстроенным и имел 4 этажа. В 1933 Старкмет был направлен в Сталинград и вернулся в Саратов только в 1938 году. Возможно, по этой причине надстройка могла быть выполнена без согласования с ним.

Количество этажей в заднем корпусе изменилось, но это оказалось не единственным изменением. По первоначальному проекту в каждой секции было по 2 квартиры, на новом этаже в четырёх подъездах прибавилось 12 квартир, то есть на лестничной клетке последнего этажа теперь стало по 3 квартиры.
Список литературы
1
Старкмет А.М. К новому жилищному строительству // Саратовские известия. 1926. 14 сентября
2
Старкмет А. М. Архитектура г. Саратова за 30 лет Советской власти. Первый этап. 1917 - 1933. С. 7 - 11.
3
Листков П. Какой нам нужен дом? // Саратовские известия. 1926. 21 сентября
4
Какой дом строить? (Междуведомственное совещание в губкоммунотделе) // Саратовские известия. 1926. 19 октября
5
Кто будет поселен в новых коммунальных домах // Поволжская правда. 1928 г. 9 августа
6
Ф-а. На лесах. // Саратовские известия. 1927. 19 июля
7
ГорКО заканчивает постройку 2 домов на Астраханской ул // Саратовские известия. 1928. 29 мая
8
Постройка домов на Астраханской улице будет продолжаться. //Поволжская правда. 1928 г. 22 июня
9
Новые дома на площади 1905 года // Поволжская правда. 1929 г. 8 февраля
10
Ремонт коммунальных домов // Поволжская правда. 1929 г. 20 февраля
11
Шорохова Д. Сто квартир – сто кухонь // Поволжская правда. 1930. 1 марта
12
А. Без масс // Молодой ленинец. 1930. 9 июля
13
Федорович. Учесть запросы рабочих // Молодой ленинец. 1930. 9 июля
14
Вы не с Украины? // Молодой ленинец. 1930. 9 июля
15
Под контроль общественности // Молодой ленинец. 1930. 9 июля
16
Дома для рабочих остались без крыш // Поволжская правда. 1930. 17 октября
17
Донецкий Б. И купол был установлен... // Саратовские вести. 2005. 3 февраля
18
Б.Г. Жильцы и директор // Коммунист. 1935. 9 июля
19
Праздничный подарок рабочим трампарка// Коммунист. 1938. 5 октября
Made on
Tilda